Своей неопытности бояться – на интервью не ходить - Блог - Кафедра журналистики ТулГУ

Перейти к контенту

Главное меню:

Своей неопытности бояться – на интервью не ходить

Солнце село за горизонт. Я натерла палец о компьютерную мышь. И как только 45 минут разговора, записанного на диктофон, превращаются в несколько часов расшифровки? Знали ли мы, что «интервью по-взрослому» на разговоре с героем не заканчивается? Нет, мы об этом не думали. Нас пугал телефонный звонок или личная встреча, но точно не пара часов перед монитором.

Интервью первое. Преодоление расстояния

     Утро пятого июня. Звонок.

     – Алён, ты видела сообщение от Валерии Игоревны? Она предлагает нам посотрудничать с Полем!

     Открываю почту, и правда, среди рекламы и рассылок – сообщение с пометкой "срочно". Наверное, стоит периодически почту проверять.

     Следом раздался звонок.

     – Алёна, здравствуй, это Валерия Игоревна, есть вариант поработать с музеем «Куликово поле». Нужны несколько интервью. Работать будете с Настей Косиной. Согласна?

       – Да, да, конечно, – говорю радостно, но неосознанно.

     Несколько интервью с фотографами, художниками. О чем с ними говорить? С чего начинать? Как себя вести? Надо собраться. Первого героя пообещали лёгкого – разговорчивый фотохудожник музея. Нам с Настей нужно собрать информацию, обработать её, составить план... Что там ещё на парах рассказывали? Да, надо ещё список вопросов составить. Почему-то в такие моменты всё, когда-то выученное, превращается в смутные воспоминания.

     Нужен мозговой штурм. Звонит Настя, штурм начинается.

     – Так, Солопов – фотохудожник. Надо спросить, как он вообще на Куликовом поле оказался.

     – Может, спросить его, как поймать момент?

     – Да. Надо ещё узнать, что он берет с собой из аппаратуры. Ох, скоро ещё зачёты.

     – Культурология эта...

     – Я тоже так из-за нее переживаю. Что-то мы отвлеклись.

     Список вопросов составлен, проверен, утверждён. Впереди встреча. Настя в Туле, Роман Солопов тоже где-то в Туле, я за 75 километров от города. Решаем связаться дистанционно. Век технологий же.

     Утром шестого июня проверяем, на что способны эти современные технологии. Вариантов немного: наш герой согласен или на WhatsApp, или на телефонный звонок. Пробуем. Оказывается, диктофон на телефоне не пишет звук во время звонка в мессенджере. В течение часа обсуждаем с Настей, что интервью уже скоро, а мы не знаем, что делать. Негодуем, что не можем устроить личную встречу – пандемия. В жизни ведь проще общаться. Вспоминаем, что можно создать конференцию во время телефонного звонка. Пробуем. Идея хорошая, но не рабочая, некоторые телефоны эту функцию не поддерживают. До интервью два часа. Решаем, что одна будет разговаривать, другая расшифровывать. Телефон с записью звонка был у меня, поэтому выбирать не пришлось. Час до интервью, я устроила удобное, как на тот момент казалось, рабочее место: на коленях ноутбук с вопросами, слева запасной диктофон, справа - телефон, по которому скоро предстоит разговаривать. За пару минут до назначенного времени понимаю, что мне неудобно, жарко и холодно одновременно. Но деваться некуда, звоню.

     – …Спасибо за такой интересный разговор!

     Останавливаю диктофон. Не верится, что мы разговаривали час. От переживаний не помню, о чем мы вообще говорили. Зато теперь можно выдохнуть. У меня отдых, у Насти – расшифровка.

      Все готово! Но нет, вспомнили, что нужен еще лид и заголовок. Изо всех сил думаем о Поле. Я пою про поле, про коня и фотографов. Идея с заголовком «Мы пойдём с фотоаппаратом по полю вдвоём» прогорела, что неудивительно. В ночи пришла идея более адекватная: «Один в поле не Воин, а фотограф». Так и оставили.

Интервью второе. Личная встреча

     Первое интервью осталось где-то вначале июня, пришла пора готовиться к новому разговору. Теперь, кажется, все проще: все в Туле и относительно свободны. А значит, теперь все обсудить можно лично. Идём с Настей на набережную, но не гулять, а готовиться к грядущему интервью. Сначала выбираем лавочку поудобнее, потом идем за коктейлями и попадаем на репетицию парада Победы, опять ищем лавочку... Вспоминаем, как хотели настоящее интервью, лицом к лицу. Теперь понимаем, как ошибались. Примерные вопросы стали вырисовываться только под конец вечера.

      Интервью необычное – персоналия для интервью одна, а незнакомцев двое. Два художника: Павел Ганжа, главный герой вечера, и Елена Свиридова, с ней интервью намечается в будущем. Так что будем присматриваться: мы к ней, она к нам. Хорошо, что журналистов на этом вечере больше, к нам с Настей присоединилась Валерия Игоревна. Это успокаивает, но в разы усиливает ответственность.

     Даже место для интервью Павлом предложено странное – парковка во дворе старой мебельной фабрики. Сидим впятером в машине, знакомимся. Разговор постепенно завязывается. Мы с Настей больше слушаем, я, стараясь скрыть волнение, рассматриваю оранжевую кирпичную стену фабрики. Она привлекает не только меня. Павел, рассказывая о плюсах натуры, обращает общее внимание на стену:

     – Если вот мы посмотрим на эту стену, то можем заметить, сколько тут оттенков. А если мы сами дома начнем эту стену сочинять, то закрасим все одним цветом и все.

        И правда, стена не оранжевая, где-то она желтоватая, где-то красная, местами коричневая, чёрная. Так вот какая она, натура.

    Разговор выходит из берегов намеченных нами вопросов. Речь идёт уже о космосе, путешествиях, метафизике, детстве.

      Расходимся задумчивые, наполненные, довольные. А впереди полтора часа записи на диктофоне. Решаем поделить расшифровку пополам. Так будет явно проще.

      Наушники, и весь вечер на повтор. Так странно слышать себя со стороны. Замечаешь неказистость вопросов, неуверенность в голосе, все неловкости. В очередной раз отмечаешь, как ловко преподаватель вкидывает, как в огонь поленья, нужные, логичные и уместные вопросы. Нужно учиться внимательнее слушать и быстрее соображать. Расшифровка – дело долгое, но полезное. Учит наблюдать за собой, за остальными.


Интервью третье. Соблюдая дистанцию

     Финальное из этой серии интервью – с Еленой Свиридовой. Я на нем быть не могу, вынужденная изоляция. На встречу идёт только Настя. За неё можно не переживать. Мы уже чуть-чуть знаем Елену, Елена - нас, мы все-таки пригляделись друг к другу. Тем более Настя не одна, Валерия Игоревна будет рядом. Я с уверенностью в успехе отправляю Настю на встречу, а сама жду запись.

      45 минут на диктофоне – несколько часов расшифровки, 7 страниц текста, натертый палец и какое-то, хоть и косвенное, участие в интервью. Пока расшифровываю, замечаю за собой, что периодически киваю, хмурю брови или смеюсь. И если, отвлечься от стен меня окружающих, то могу разглядеть и лавочку в парке, и детей где-то на заднем фоне, и улыбающиеся лица тех, кто увлечённо говорит о масляных красках, путешествиях и найденных или подаренных картинах.

     Ранним утром пятого июня я заваривала чай, об интервью даже и не думала, ведь чтобы делать интервью «по-взрослому» нужны знания, умения, опыт, коих недостаточно. Кажется, что они появятся как-то сами со временем, и не будет этого неловкого первого раза, потеющих ладошек и дрожи в голосе. Но первого раза все равно не избежать. Оказалось, даже интервью «по-взрослому» может состояться даже у совсем молодых и неопытных.

Алена Матвеева, студентка второго курса



Все интервью можно прочесть в официальной группе Государственного музея-заповедника «Куликово поле» «ВКонтакте» и на канале музея в «Яндекс.Дзен»



Оценка: 5.0/5
Назад к содержимому | Назад к главному меню