Заходи – не бойся, выходи – не журналист - Наши новости - Кафедра журналистики ТулГУ

Перейти к контенту

Главное меню:

Заходи – не бойся, выходи – не журналист

Опубликовано Никита Зыбин вход Познавательно · 20/7/2017 10:36:00
Tags: ТулаТулГУМГУРГГУНИУВШЭЖурфак
У многих журналистов нет профильного образования. Однако университеты продолжают выпускать специалистов в области СМИ. Но если профессионалом можно стать, просто работая в редакции, то для чего студенту проходить 4-х летний курс обучения?

Немного статистики

В 2017 году конкурс на факультет журналистики МГУ побил рекорд за последние 25 лет. Студентами захотели стать 1235 человек. По сравнению с прошлым годом число заявлений выросло на 10% – тогда документы подали 1118 выпускников. По словам пресс-службы журфака МГУ, интерес к факультету связан с «потребностью в профессионалах, работающих с информацией». Популярность направления вызвана и участием университета в различных рейтингах. Впервые с 2010 года МГУ попал в топ-100 лучших вузов мира. Он занял 95 место.
МГУ единственный в России выполнил один из майских указов президента – войти в топ-100 лучших университетов мира. Учитывают ли абитуриенты такие успехи при выборе вуза и факультета? Если популярность журфака не связана с авторитетом университета, то смотреть нужно ближе – на сам факультет. Интерес к направлению «Журналистика» отмечает и РГГУ. Конкурс прибавил 86 человек. Журфак ВШЭ также принял на 101 заявление больше. Эти университеты в рейтинг не попали.
В сообщении МГУ о приросте абитуриентов сказано, что журналистика «не потеряла своей романтической привлекательности». Шеф-продюсер «Дождя» Маргарита Журавлева провела день в приемной комиссии факультета медиакоммуникаций ВШЭ, и первый же опрошенный ею абитуриент уверил, что хочет стать военным фотографом. Об этой романтике писала пресс-служба? Или она тех журналистах, которые после работы пьют за грамотность?

От теории до практики

От романтичного журналиста до писателя – один шаг. Предположим, что абитуриенты, метящие в журналисты, хотят овладеть литературным творчеством. Мотивы выпускников все равно не понятны. Писать учат и в Литературном университете имени А.М. Горького, и на любом филологическом отделении классического университета, который есть в каждом крупном областном центре. Конечно, любой журфак также не обходится без истории отечественной и зарубежной литературы. Но помимо них в программу подготовки журналистов входят правоведение, экономика, история, философия, социология, культурология – все то, что лучше осваивать по отдельности. Непрофильным дисциплинам уделяют ровно столько места и времени, чтобы студенты сразу ориентировались в гугле. Например, лекции по культурологии на журфаке в среднем длятся один семестр и проходят раз в две недели. Вряд ли такую подготовку можно рассматривать как базовое гуманитарное образование.
Что тогда остается журналистике? Мы уже сказали, что это не столько про вдохновение, творчество и красивые эпитеты, сколько про упаковку и распространение информации. Это не миссия, а профессия. По отношению к остальным гуманитарным дисциплинам она занимает вторичное положение. Если социолог придет устраиваться на работу в аналитический центр, у него спросят диплом. С журналиста, который пришел в СМИ, взять нечего. Он владеет не знанием, а методом – навыки проверяют в деле. Но если он хочет писать об обществе, то у него спросят диплом того же социолога. В итоге многие журналисты приобрели гуманитарную или научную базу на других факультетах, а профессию осваивали на практике. Так работает, к примеру, редактор отдела политики «Новой Газеты» Кирилл Мартынов, философ по образованию. Не училась на журфаке и Ася Кузанцева, которая окончила биолого-почвенный факультет СПбГУ, а сейчас стала блогером и популяризатором науки. Можно долго называть тех, кто не связан с журфаком, но открыл свои СМИ или работает в действующих.
Что остается предложить образованию, без которого можно обойтись?
Во-первых, время. Студенты журфака не ищут место в зачетке для восьмого экзамена. И тем более не ждут конца рабочего дня, как те, кто пошел сразу в редакцию. После занятий можно заполнить пробелы в обучении или заняться фрилансом. Надоест читать Латреомона, которого нет в программе, постигайте безумство дзена.
Во-вторых, учебная практика. Здесь можно быть кем хотите, а не кем реально можете. Аутисты станут главными редакторами, активисты пропадут в корректуре. Будете делать свои печатные СМИ, радио- и телепередачи. На таких занятиях видно, как журналистское образование отстает от развития медиа вообще. Работе с кассетными видеокамерами позавидуют разве что на ГТРК, да и те практически повсеместно на безленточной технологии работают. Практика проходит в игровой форме, правила зачастую устанавливают студенты. Никаких шаблонов вы не приобретете, а все дарования и оригиналы будут целы.
В-третьих, производственная практика. Вам также предлагают на выбор печатные СМИ, радио и телевидение, но уже в настоящих редакциях. Студенты могут сами предлагать и разрабатывать темы, либо редакторы – в зависимости от степени доверия к вам – будут выдавать разные задания. Часто университет нужен для того, чтобы попасть на практику в хорошее место и там зацепиться. Но не забывайте, что журналисты – это тусовка, в которой все знают друг друга. Если не справитесь и подведете коллектив, нормальной работы вам не найти.
Вы станете журналистом как с профильным образованием, так и без него. Если вас привлекает история журнала «Новый Мир» и диалоги Лазутиной о журналисткой этике, то вам на журфак. Хотите научиться всему на месте, начинайте писать для СМИ. Другое дело, как долго вы проработаете. В Оксфорде подсчитали, что у профессии «журналист» 8%-ный риск исчезнуть из-за развития технологий. В 2015 году «Яндекс» заявлял об открытии информационного агентства, состоящего из роботов. А в 2017 Google профинансирует проект UrbsMedia, где заметки составляет искусственный интеллект. Вопрос: «Что ждет первокурсников?» не имеет смысла. О будущем второкурсников мы знаем не больше.

….Если «человеческая» журналистика умрет, исчезнут ли журфаки?

Допустим, философов в классическом смысле, как в Древней Греции, уже нет. Но есть факультеты, где студентам рассказывают о Платоне, Декарте и Ницше. Перспектив у современного философского образования не много. В нем нет необходимости. Учатся лишь потому, что нравится. На журфак нужно поступать по той же причине: вас скоро заменят роботы, но от этого вы любите свое дело не меньше.
Впрочем, пока программы не научатся писать очерки, беспокоиться точно не стоит.




Оценка: 4.0/5
Назад к содержимому | Назад к главному меню