Конкурсы для журналистов - Кафедра журналистики ТулГУ

Перейти к контенту

Главное меню:

Конкурсы для журналистов

Медиасообщество > Конкурсы и конференции
Итоги конкурса эссе "Гуманитарии: проповедники, спорщики, шутники"


Дорогие коллеги!
Почему вы позволяете технарям убеждать вас в вашей несостоятельности и ненужности?
Ведь все, чем они занимаются, они описывают, используя то, что изучаем мы, филологи!

В.Б. Кашкин

Обычный бич гуманитарного сознанья,
затаренность ума при дефиците тщанья.
Заставленный чердак и скудные подвалы.
Живи вперед, чудак. И меньшего хватало.

Д.Г. Бычихин

Поразмышлять над ролью гуманитариев в современном мире предложила студентам и не только кафедра журналистики Института гуманитарных и социальных наук ТулГУ и провела конкурс эссе «Гуманитарии: проповедники, спорщики, шутники». В конкурсе приняли участие студенты кафедр журналистики и лингвистики и перевода, а также руководитель и участники Тульского семейно-подросткового клуба «TulaTeens».
Победителями среди взрослых авторов стали студентка кафедры журналистки второго курса Ольга Панькина, студентка кафедры лингвистики и перевода Яна Голышева (которая, к слову, из собственного опыта знает, какого это быть гуманитарием в глазах технаря: первое высшее образование Яна получила на кафедре Подъемно-транспортные машины и оборудование; теперь изучает языки).
Эссе победителей-студентов мы размещаем здесь.



Ольга Панькина

Нужен ли ГУМ стране
                                                                                                                                           

  Гуманитарный -ая, -ое; -рен, -рна. 
О науках: относящийся к изучению общества, культуры и 
истории народа в отличие от естественных и 
технических наук.

Толковый словарь Ожегова

Гуманитарные науки пахнут чем-то алкоголическим, готовят гуманитариев кафедры словесных фехтовальщиков, околонаучных юнцов с острым словцом, которое, если им когда-нибудь и пригодится, то разве что в споре с кассиршей. Второй кассиршей. Потому что первой могут оказаться они сами. И если есть смысл тратить на постижения этих дисциплин годы, то только чтобы убить время, простаивая очередь в поликлинике. И, конечно же, ни у кого не закрадывается и тени сомнения, что все представители научных меньшинств пришли в эту сферу не только потому, что на другую им не хватило знаний, баллов (меньшинства - термин, в данном случае обозначающий не группу, вес которой не является доминирующим, а группу, которую общество пытается сделать все меньше, меньше и меньше). А ведь, кроме того, чтобы говорить толково, писать толково, представители общественных как бы наук реализуют на практике достижения своих как бы непрактических как бы сфер.
Между тем пока основная череда представителей технарского разума стоит и мерзнет на вершинах своего превосходства, деятели «ненаук» строят мир, если еще не построили («Мы строили, строили и наконец построили! Да здравствуем мы, ура!» © Чебурашка). Обозначают рамки вашего/нашего существования, учат, как не обижать малышей, почитать старших и почему нельзя бить работницу паспортного стола, даже если она напросилась. Именно люди гуманитарного склада ума (интересно, что туда складывают и кто это делает?) создали государство и сейчас пытаются контролировать это казино честности. Свели разрозненные неформальные правила в логичные и закономерные своды, которыми пользуются те, кто считает, что в общественных науках отсутствует логика и закономерности. Гуманитарии дают оценку реальности, ищут в ней недостатки, всячески совершенствуют уже созданную систему, систему нашего существования. Они понимают, что время не имеет дна, история циклична, а событийные повторы неизбежны. Типичный тому пример – великие революции во Франции 1789 года и в России 1917 года, где опостылевшее всем гнилое самодержавие под натиском народного недовольства рухнуло практически само и почти без жертв, но начавшаяся после этого борьба за власть привела к периоду террора, жесточайшего, утопившего и тысячи сограждан в крови, и практически всех вождей-«победителей».
Другое - поиск смыслов. Тех смыслов, которые студенты технических кафедр, неожиданно увидевшие в своем расписании загадочное «Философия» и прокомментировавшие как «фигня полная», потому что еще не доросли, не смеют подвергать сомнениям. Смыслов существования культуры. Зачем, как и для чего автор преподнес нам ЭТО? (это - общий понятийный термин, касающийся всех предметов искусства от «Евгения Онегина» А.С. Пушкина до картины «Употребление абсента, вызывает галлюцинации» Юрия Татьяниа, выставленной в главном выставочном крыле музея «Эрарта» города Санкт-Петербург). Цель гуманитариев - донесение до миллионов, что культура - это не туристическое обозрение чугунных задов лошадей на Аничковом мосту, а нечто большее. Искусство - не советская типовая застройка или банка тушенки с надписью «ГОСТ». Самовыражение автора не имеет рамок. Искусствоведы, литераторы, журналисты и критики выбрали для себя ответственную миссию - популяризацию культуры, пытаясь донести до людей знания, скрывающиеся за пределами консервной банки школьного образования. Театральный фестиваль «Толстой уикенд», чтения в музее современного искусства «Гараж», проведение открытых концертов типа «Музыки на Неве» - результат многолетних усилий и бессменности приоритетов гуманитариев.
Тем не менее, нет ничего сложнее, чем сам человек. Психология буквально изучение индивидуума без телесного вскрытия. Только представьте, каково проводить исследование над объектом, эксперименты над которым запрещены законодательством? Б.Ф. Скиннер, А. Бандура, Ж. Пиаже и раскрученный поп-культурой Фрейд (простите, Зигмунд, вы эту пиар-кампанию не заказывали) создали учения, лежащие в основе человеческого психоанализа, изучающие модификации нашего поведения, оправдывающие наши бессознательные поступки (и даже те, которые УК РФ оправдать не в состоянии). И если этот научный подраздел изучает людей изнутри, то существует еще и философия, которая зрит в самое дно человеческой самоидентификации, ведет борьбу со вселенской энтропией, отвечая на вопросы, которые ответа не имеют.
Пока наука занимается созданием новых изобретений, гуманитарии думают, чем это чревато. Ведь каждое открытие имеет колоссальные последствия, если не считать то одно благо, на которое рассчитывают создатели. Не думаю, что супруги Кюри, проводя свои эксперименты, догадывались, что стоят у истоков создания атомной бомбы, уничтожившей спустя полвека Хиросиму и Нагасаки.
Общественные науки - невидимая рука, направившая дуло пистолета на сомневающихся. Это оружие, мощное оружие. Страна может наклепать миллиарды танчиков, но какой в них будет толк, если людям задурят головы СМИ (да простит меня моя кафедра). Пока некоторые будут недооценивать гуманитариев, журналисты в одном уголке мира устроят маленькую войну, в другом - революцию, в третьем тоже революцию, но уже сексуальную. Да, пропаганда опьяняет население, но ведь это далеко не главная задача журналистики, иначе куда тогда сдавать пустые емкости из под этих крепких слов. Хотя она наиболее наглядно демонстрирует силу гуманитарной сферы, которая без какого-либо физического воздействия была бы сопоставима разве только с кулаком, прилетевшим в левый глаз.
И чем дольше народ будет позволять себе сомневаться в необходимости гуманитарных наук, тем лучше будет для народов, которые в них не сомневаются.



Яна Голышева
Инженеры человеческих душ

К счастью или к сожалению, но мир наш изменился. И то, о чем раньше можно было прочитать лишь на страницах книг писателей-фантастов, теперь стало реальностью. Создание роботов с искусственным интеллектом, выращивание человеческих органов и детей в пробирках, виртуальные путешествия во времени, использование умных электронных устройств везде, где это только возможно. Такой вот высокотехнологичный XXI век, в котором всем заправляют гении инженерной мысли. Куда в этой материальной действительности деваться представителям мысли духовной – непонятно. Литераторы и переводчики, культурологи и религиоведы сейчас превратились в этаких белых ворон, ну уж слишком их занятия не вписываются в картину современного мира. А может, и вовсе они не нужны?
При всех очевидных различиях в деятельности так называемых технарей и гуманитариев, преследуют они одну благую цель. И цель эта – развитие. Просто развивают они совершенно разные вещи. Приземленные и практичные технари улучшают материальный мир, а гуманитарии человечество совершенствуют и не дают развалиться миру духовному.
Казалось бы, когда каждый занимается своим делом, и роли четко распределены, зачем вообще зацикливаться на нужности одних и ненужности других? Пускай они сидят себе и творят спокойно, кто космический аппарат, а кто стихи. Но, увы, не получается. И все потому, что труды гуманитариев, как правило, не так заметны обществу. Да что уж говорить про общество, когда и сами гуманитарии этих трудов порой не видят. Техноумы вовсю хвастают своими изобретениями, мол, вот посмотрите, какие мы молодцы, придумали лампочку, машину, вертолет – список бесконечен. А как потрогать творения умов гуманитарных? Они же почти все нематериальны. Вот где собака зарыта. Человек нового поколения так уж устроен, что подавай ему реальные результаты и факты, а открыть глаза и посмотреть в суть вещей он не хочет. Зачем заморачиваться-то? Вот и получается, что гуманитариям сложно донести до людей истинный смысл своей работы. Но самое главное – они не могут доказать ее ценность. Ведь неясно, по каким критериям оценивать. С технарями все проще. Был самолет обычный – стал реактивный. Прогресс налицо. Браво, товарищ инженер. А как, например, пощупать развитие мысли философской? Никак. Стало быть, результаты одних очевидны, а результаты других только в головах и существуют.
Но это все лишь на первый взгляд. Если копнуть поглубже, то плоды гуманитарной мысли все-таки увидеть можно. А также проследить и их связь с творениями материальными. Возьмем тот же интернет. Явно продукт техномысли. Но ведь большая часть всего, что в нем есть – это интеллектуальное творчество гуманитариев. Фотоаппарат – безусловно, гениальное изобретение технарей. Но без профессионального взгляда фотографа-гуманитария он превращается в очередную навороченную коробочку, лишенную всякой нужности. Вот и выходит, что смысл в этом появляется только тогда, когда техноумы и представители творческих профессий работают сплоченно.
А что будет, если гуманитариев совсем не останется? Ничего хорошего. Напичканный технологиями мир предстанет этакой компьютеризированной системой с отсутствием всякой культуры, духовности и нравственности. Неограниченные возможности, полеты в другие вселенные, новые материалы – все это, конечно, замечательно. Но кому грамотно распорядиться плодами научно-технической революции и придать им смысл? Дорогим технарям не стоит забывать одну маленькую деталь: пока еще мы живем на планете Земля, где действуют любимые ими законы физики и химии. Наша планета уже настолько завалена электронным мусором и отравлена выхлопными газами, что страшно представить, что же будет дальше. Техноразумы сидят себе, все совершенствуют-улучшают, а на продумывание последствий своей гениальной деятельности времени-то и не остается. Да и не их это работа. А чья же? То-то же. Вот и возвращаемся мы к ненужным гуманитариям. Они вынуждены всесторонне рассматривать проблемы с этической точки зрения.
При всей своей незаметности гуманитарии – это та сила, которая не дает превратится нашему миру в хаос. Они способны думать широко, проследить причинно-следственную связь между деятельностью техноумов и последствиями их действий для человека и планеты в целом. В том-то и значимость гуманитариев, что они стоят на страже духовных ценностей и являются инженерами человеческих душ.
Если уж общество так хочет развитого мира, надо четко уяснить, что сами по себе высокие технологии его не создадут. Мир такой возможен лишь при грамотном и гармоничном распределении сил, где не умаляется ничья роль. Чем совершеннее технологии, тем совершеннее должен быть разум, который ими управляет. В противном случае все превратится в роботизированную действительность с отсутствием всякой духовности, и полетит наша распрекрасная высокотехнологичная планета в тартарары.








 
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню